Конго

Civilization 6 -
Бонусы: 

Нкиси

+2 пищи, +2  производства и +4  золота от каждой  реликвии,  артефакта и  скульптурного шедевра в дополнение к культуре. Удвоенные очки  великого писателя,  великого художника,  великого музыканта и  великого торговца. В дворце есть 5 ячеек для шедевров.

Согласно легенде, история королевства Конго начинается со злоключений очень большого, но не очень богатого племенного царства Мпемба Каши в долине Квилу. Бабушкины сказки, которые называются «историей», утверждают, что в какой-то момент слабая страна Мпемба Каши заключила союз со своим соседом – милитаристской Мбатой – и завоевала королевство Мвене Кабунга, лежавшее на горном плато на юге. Когда вождь Ними-а-Лукени объединил все эти территории, он сделал Мбанза Конго, поселение на горе, столицей. Так в 1390 году появилось королевство Конго, которое на пике могущества контролировало территории от Атлантического побережья Центральной Африки до реки Кванго и от Пуэнт-Нуар на севере до реки Логе на юге.

Первым Маниконго («король») был, что не удивительно, Ними. Когда Ними умер, его брат Мбокани M'винга захватил власть и, имея двух жен и девятерых детей, положил начало династии, которая непрерывно правила на протяжении всего существования независимого Конго. Во время его правления было завоевано соседнее царство Лоанго и другие близлежащие земли. Маниконго Мбокани также начал отдавать должности губернаторов провинций своим родственникам. С течением времени в рамках централизации провинции теряли влияние, пока их власть не стала скорее символической, чем реальной (следовательно, в 1620 году некогда гордое и независимое королевство Мбата называли попросту «Дедушка короля Конго»).

Трон всегда держался за счет налогов, принудительного труда и королевских сборов; время от времени, чтобы финансировать армию, Маниконго торговали рабами, медью и слоновой костью с европейцами, начавшими прибывать на побережье. Дань, собираемая с соседних городов и царств, сделала Мбанза Конго одним из самых богатых африканских городов в конце XVI века. Царство продолжало неуклонно расти, спасибо копьям воинов банту. Когда европейцы прибыли, Маниконго правили шестью провинциями – Мпемба, Мбаха, Нсанди, Мпанга, Мбемба и Сойо, а также четырьмя вассальными царствами (Лоанго, Каконго, Нгойе и Ндонго). Согласно преданиям, Маниконго мог призвать 300 тысяч хорошо обученных и дисциплинированных воинов (мужчин и женщин) в течение недели.

Население Конго было сосредоточено вокруг столицы Мбанза. Там жили около 100 тысяч человек, то есть каждый пятый конголезец. В результате в распоряжении Маниконого всегда были запасы еды, ресурсы и рабочие руки. Город стал центром обширной торговой сети (в конце концов, все сводится к деньгам). Помимо экспорта ресурсов, таких как слоновая кость и руда, трудолюбивые семьи Королевства занимались бизнесом, производя медные изделия, другие металлические товары, ткани из рафии и керамику.

В 1483 году португальский исследователь Диогу Кан поплыл вверх по «неизведанной» реке Конго и наткнулся на Королевство Конго. Он оставил нескольких своих людей там в качестве «гостей», и взял несколько конголезских вельмож с собой в Португалию, где король сделал его рыцарем (Cavaleiro) за все перенесенные страдания. Верный своему слову – уникальный случай для европейцев, имеющих дело с туземцами, – в 1485 году Кан привез сановников назад в Конго. Примерно в это же время Маниконго Нзинга а Нкуву был обращен в христианство. В 1491 году Кан вернулся еще раз, на этот раз с католическим священником, который официально крестил Нзингу и некоторых представителей знати. Маниконго принял христианское имя «Жуан» в честь тогдашнего короля Португалии. Вместе со священником Кан привез в Конго и школу португальского образца. Португалия действовала как назойливый коммивояжер: стоило только пустить ее на порог…

Жуан I, урожденный Нзинга, оставил преемником сына Афонсу I, урожденного Мвембу Нзинга. Поскольку отец приложил все усилия, чтобы обратить его к вере, Афонсу был набожным католиком и решил пролить свет веры на свой народ. Прислушиваясь к советам португальских дипломатов и церковников, он стремился создать синтез христианства и местных верований. Исполнить свою мечту королю не удалось, зато он сумел создать жизнеспособную католическую инфраструктуру, используя королевскую казну, чтобы финансировать школы и церкви, хотели того его подданные или нет. Поскольку священников не хватало, особенно говорящих на местном языке, несколько молодых дворян были отправлены в Европу, чтобы изучать теологию. Один из сыновей Афонсу был назначен епископом города Утики, что далеко на севере, и апостольским викарием Конго после того, как 7 лет изучал Священное писание.

Однако все эти христианские добродетели довольно скоро отошли на второй план – в Конго пышным цветом расцвела работорговля, подстегиваемая алчностью португальцев. В течение десятилетий после прибытия Кана Королевство Конго было основным источником сырья для португальской торговли людьми. Хотя рабство, конечно, существовало в Конго задолго до появления европейцев, и конголезские рынки рабов процветали, именно португальцы начали «рабскую лихорадку», охватившую страны Карибского бассейна и Бразилию. Хотя работорговля была очень выгодной и позволяла эффективно избавляться от пленников, захваченных в местных конфликтах вдоль южных и восточных границ, правители Конго подозревали, что многие из их собственных подданных были прданы в рабство «незаконно» (когда поставки военнопленных почему-либо прекращались). Ситуация в королевстве дестабилизировалась. Пришлось организовать королевские комитеты, которые следили за тем, чтобы людей не вывозили нелегально. Законных же рабов португальские священники крестили перед отправкой, так что, по крайней мере, их души были спасены.

Но не христианство и не рабство привели королевство к гибели. Это сделала кровавая борьба за престол. Поскольку кузены, дяди, братья и сыновья Маниконго правили провинциями и вассалами, как постановил Мбокани, каждый раз, когда король умирал, неизбежно начиналась гражданская война, ведь у каждого претендента была своя небольшая армия. В результате в 1568 году столица была захвачена по разным данным то ли воинственными племенами яга, то ли захватчиками с востока, то ли просто раздраженными подданными (данные различаются); Ними а Лукени или Альваро I (на католический манер) отвоевал город и был помазан на царство. Но для этого ему потребовалось португальское оружие и поддержка, за которую пришлось расплатиться, отдав португальской короне Луанду в качестве колонии (которая в итоге стала Анголой). Неудачное решение, поскольку португальцы вскоре стали вмешиваться во все внутренние дела Конго.

Альваро, основатель династии Квилу, и его сын Альваро II – наблюдая, как прибывают мутные воды прогресса – стремились европеизировать королевство. Возможно, они думали, что это сделает их более привлекательными для европейцев или просто позволит спастись от неизбежного. В любом случае, европеизация была поверхностной. Альваро ввел европейские названия должностей (так что Мвене Нсунди стал «герцогом Нсунди»), а его сын переименовал столицу в Сан-Сальвадор. В 1596 году конголезские посланники убедили Папу признать город центром новой епархии, которая включала Конго и Анголу, но король Португалии переиграл Альваро II, уговорив дать ему право назначать там епископов (без сомнения, за счет соответствующих «пожертвований»).

Отношения между Анголой и Конго испортились, а затем еще ухудшились (если это возможно), когда колониальный губернатор Анголы вторгся – хотя и ненадолго – в Южный Конго в 1622 году. Ситуация стала хуже всего, когда местные фракции и некоторые провинциальные «герцоги» стали заключать договоренности с португальцами для войны и торговли (рабами). Пару десятилетий спустя Маниконго Нканга Лукени (Гарсия II) вместе с голландцами выступил против португальцев, когда они захватили часть Анголы в 1641 году. Но голландцы провели «стратегическое отступление» в 1648 году, оставив Маниконго в беде. Пограничные стычки между Конго и Португалией за спорный район Мбвила (территория так себе, но обеим сторонам уже и не нужен был повод для атаки) привели к битве при Мбвилае (или Амбуиле или Уланге, в зависимости от историка, пишущего отчет), состоявшейся в октябре 1665 года.

Там силами португальских мушкетеров и легких пушек армия Маниконго была разгромлена. Более 5 тысяч воинов, включая короля, погибли. После битвы две ветви королевской семьи – Кимпанза и Кинлаза – начали борьбу за корону. Поскольку их конфликт не разрешился, гражданская война затянулась на следующее столетие, сельская местность была опустошена, а тысячи конголезских пленников с обеих сторон проданы работорговцам. Сама столица несколько раз была разграблена и почти обезлюдела к 1696 году. Наконец, Педру IV из Кибангу составил соглашение между выжившими дворянами (которых осталось немного), предполагавшее чередование правящих родов. Мир вернулся... вроде.

Брошенная столица Мбанза была вновь занята при поддержке португальцев местным христианским пророком Беатрис Кимпой Витой и ее последователями, антонианцами, в 1705 году. Целью антонианцев (названных в честь святого Антония) было создание нового, святого христианского Королевства Конго непосредственно под защитой Бога. Но, видимо, с защитой что-то не сложилось, так как король Педру IV (1696–1718 гг.) судил и казнил Беатрис за ересь и колдовство, а затем вновь занял столицу и вернул Конго законную роль «независимого» царства в 1709 году.

Хотя система чередования правящих родов позволяла избегать конфликтов, все еще бывали случаи династических дрязг. Все изменилось в течение XVIII–XIX веков. Конголезские художники стали изображать Христа черным – что убедило последних скептиков принять его, а население стало настолько религиозным, что популярная история о том, что разрушенный собор в Сан-Сальвадоре был восстановлен ангелами за одну ночь, не подвергалась сомнению. В 1836 году португальцы под давлением Англии отменили работорговлю.

В конце концов, еще одна династическая склока положила конец существованию королевства Конго. В 1856 году две фракции из клана Кинлаза начали соперничество за трон после смерти Энрике II. Педро Лело оказался победителем, хотя и был вынужден прибегнуть к помощи португальских войск. Любая сделка с дьяволом имеет свою цену, и в 1857 году Педро V подписал вассальный договор с Португалией, поклявшись в верности ее трону. В следующем году Португалия построила форт в Сан-Сальвадоре, где разместила гарнизон (просто чтобы напомнить всем, кто теперь главный). Конго вновь стало независимым государством лишь в 1960 году, когда была создана Республика Конго.

Категория: